Мы пообщались с солистом «ОдноНо» и автором чрезвычайно вдохновляющих текстов. Разговор получился не менее одухотворяющим и мотивирующим. Судите сами!

— В древности поэты и музыканты провозглашали духовные истины. Кажется, то, что вы делаете, очень близко этому идеалу?

Талант любого человека — отражение божественности, тень божественности. Можно привести пример с отражением дерева: оно отражается в воде, но она напрямую не связана с деревом, не касается его.

Но истинный талант проявляется только тогда, когда живое существо очень тесно связано со Всевышним. Это как искорка — когда она отлетает от костра, то перестает гореть. Точно так же, если живое существо связано с источником Всего Сущего, то по невидимому каналу к нему постоянно нисходит творческая энергия.

Есть прекрасный стих в Упанишадах: «ом пурнам адах пурнам идам пурнат пурнам удачйате». Он говорит как раз об этом. О том, что живое существо может быть счастливо и может максимально раскрыть свои качества, творческую потенцию, только находясь в связи со Всевышним.

 

— Что такое настоящее творчество?

Мы всегда думаем, что творчество — это только работа художников, поэтов, музыкантов, писателей. Но на самом деле, когда мы любое дело делаем с любовью, то занимаемся творчеством. Например, у меня есть друг, который так хорошо готовит, что вдохновляет меня на сочинение песен. Представляете, как надо готовить, чтобы вдохновлять писать песни и стихи?

Мы можем любое маленькое дело делать с любовью, вкладывая свое сердце, и будет совершенно не важно, признает это кто-то или нет. Это будет светиться и по-особому чувствоваться, потому что сделано искренне и с любовью. Мне кажется, творчество — это и есть искренность. Если ты искренне вкладываешься во что-то, может быть, это не так ценно для большой аудитории, но в этом есть мощный заряд. Это песня вечной души.

 

— Вы известный музыкант и человек занятый духовной практикой. Слава — непростое испытание на пути духовного искателя. Нередко известные люди, начинавшие свой путь искренне и с полной отдачей, попадают в ловушку гордыни. Что помогает сохранять скромность и простоту?

Почему человек гордый? Потому что он считает, что все его умения и навыки и все, чем он обладает, — это его заслуга. То есть фактически он не знает, что все принадлежит Богу.

Да, когда стоишь на сцене, а все хлопают — это очень опасная ситуация. Если ты делаешь все это для себя любимого, чтобы покрасоваться, если не хочешь каждую секунду своей жизни быть смиренным, полным любви и сострадания — то все напрасно. Ты просто тратишь время зря.

Когда приходит слава, ты чувствуешь себя Богом. Но Бог уже есть, место занято и обычно все это очень грустно кончается. У нас в песне «Земля всех начал» есть слова «Громкая слава ведет к падению, риск кончается финальным росчерком лезвия, богатство ссорами, а почет унижениями». Но если человек не привязан ни к славе, ни к хуле, происходят удивительные вещи.

Помните, как у Хайяма: «Лишь мудрец, постигающий замысел божий, адских мук не страшится и раю не рад». Это, конечно, совершенство, до которого лично мне очень далеко. 

— Ваши тексты говорят о глубоких, вечных истинах. Из каких источников вы черпаете то, о чем поете? Книги? Общение с учителями? Личный духовный опыт?

Мы можем слушать разных духовных учителей, общаться с множеством искателей истины, слушать чьи-то лекции, ходить на семинары. Но важно найти близких сердцу людей, которые мыслят так же, как и ты. Чтобы они в самые сложные моменты были рядом, не давали падать духом, поддерживали, были маяками в духовной жизни.

Для меня таким маяком является мой духовный учитель. Своей чистотой и искренностью он освещает мой путь, и пример его жизни является для меня неисчерпаемым источником вдохновения.

 

— Сейчас есть очень много духовных учителей и многие теряются в различных учениях и традициях. Как вам удалось найти своего гуру?

Знаете, это похоже на то, когда ребенок теряется. Со мной однажды произошел подобный случай — я потерялся на Ярославском вокзале в Москве. В советское время в Вологде, откуда я родом, не продавалось продуктов. Там производилось вологодское молоко, масло, сгущенка, но все это отправлялось в столицу, и мы ездили за вологодскими продуктами в Москву.

И однажды мы поехали с отцом на очередную закупку. Днем ходили по магазинам, ночевали на вокзале. Он не спал, сидел и караулил сумки с маслом, с молоком, крупами и еще с чем-то, а я спал. И на следующее утро я потерялся на вокзале.

Помню это состояние, когда ты не знаешь, откуда ты, куда тебе идти, и как искать отца. Мне лет пять тогда было. Я и сейчас не великан, а тогда совсем маленький ростом был — и я не мог видеть лица людей — только ноги. А там как раз был час пик — люди сновали туда-сюда. У меня началась реальная истерика. Я думал, что все потеряно, и я не выживу на этом огромном, чужом городе. Я стал что есть мочи кричать, так искренне, насколько мог: «Паааааапа! Ты гдеееееее?» 

Я думаю, если мы так будем кричать, если мы будем так молиться, то учитель обязательно придет. В какой-то момент мой отец схватил меня за капюшон и вытащил из толпы. То есть он вытащил, не я его нашел, понимаете? Я просто орал. Кого я мог найти? Так и духовный учитель находит нас, а не мы его.

 

— Бывают ли моменты творческого застоя? Что помогает выбраться из него?

Меня поддерживает и вдохновляет состояние внутреннего счастья. Я никогда не был счастлив так, как сейчас. Счастье приходит потому, что я верю в то, что я делаю, и от общения с духовными искателями, которые делятся со мной своей чистой радостью. И я очень хочу поблагодарить тех людей, которые поддерживают меня духовно, причем делают это очень мягко и не фанатично.

Я публичный человек — езжу по разным городам, выступаю, часто в центре внимания. Деятельность очень внешняя. А духовная практика — дело внутреннее. Но мои друзья-монахи, брахмачари вдохновляют меня продолжать это делать, помогая находиться в правильном сознании. И это удивительная защита. Я очень им благодарен за то, что они, видя все мои несовершенства, мои привязанности, ведут меня очень мягко, нежно, заботливо.