С Андреем Рожновым беседовать так же увлекательно, как и учиться у него. Андрей обезоруживает искренностью, прямотой. И мгновенно завоевывает уважение глубоким пониманием того, о чем говорит.

cnv000007_

Как и почему у вас возник интерес к йоге?

Интересно было понять, как это все работает. Йога — эта наука о том, как устроен и как функционирует наш организм, и как это можно использовать в личных целях. Мне хотелось понять человека от самых тонких составляющих до грубого «мяса». Организм — это не только тело. Тело – это плоть, грубая пища, то, что мы жуем, едим. Без дыхания, внимания, тело — это просто грубая оболочка. Тело неотделимо от сознания. Если связь тонких и грубых компонентов утрачена, все – ноль, жизнь уходит.

Всё чем я интересовался до 25 лет, не было связано с йогой вообще. После 25 я увлекся айкидо. Это похоже на йогу, но разные цели и задачи — разные. Айкидо — это воинское искусство, но в нем есть серьезный компонент внутренней практики. Основатель этой практики Морихэй Уэсиба на каком-то этапе пришел к осознанию того, что тело конечно, оно умрет, его возможности ограничены, ведь всегда будет кто-то сильнее, более мощный противник. Однако, кроме физического развития, возможна и эволюция сознания. И он добавил в свой подход внутренние техники. Суть айкидо очень близка йоге. Но йога стала мне интереснее.

Сколько часов в день вы практиковали, начав изучать йогу? Меняли ли как-то питание и режим дня? Как совмещали социальную жизнь и регулярные тренировки?

Во-первых, я начал интересоваться специальной литературой. Во-вторых, начал делать какие-то упражнения. Свою жизнь я никак серьезно не менял. Просто утром вставал практиковал, потом шел на работу. Приходил вечером и снова что-то практиковал.

Я тогда работал юристом. Юриспруденция и йога чем-то похожи: и то, и другое — это определенного рода язык. Там тоже нужно понять, как это все работает. Социум. Мы все вплетены в социум и в той или иной мере зависим от него. Есть законы, по которым живет социум. И есть законы открытые наукой йоги. И их также можно изучать и использовать.

Не могу сказать, что теперь моя профессия — йога. Слово «профессия» здесь абсолютно неуместно. Это просто то, что я теперь делаю.

Когда пришло решение преподавать?

Решения не было. Просто однажды меня попросили заменить какого-то тренера. Ну и понеслась. Еще и еще. В итоге это оттеснило профессию на задний план.

Не могу сказать, что у меня были какие-то особенные склонности и способности, чтобы стать «успешным преподавателем йоги». Нужно просто делать свое дело. Видеть того, кому пытаешься что-то передать. Люди приходят разные: один за здоровьем, другой за похудением, третий — снять стресс. Все это к йоге не имеет отношения. Но подготовительные действия не навредят никому, если они толково выстроены. По крайней мере, в пределах моего опыта упражнения йоги никому не навредили.

Группа — это одно, это внешняя работа. В йоге есть еще внутренние практики и глубинные. Внешние практики доступны любому человеку. Внутренние — это уже сложнее. До глубинных добираются единицы, те кому это действительно интересно. А суметь собрать группу и предложить им поприседать, я не считаю это успехом или большой сложностью. Это просто, если вы понимаете алгоритм, и как следует выстроить тренировку.

cnv000010_Как вы ведете себя с учениками? Строго или по-дружески?

В классе должна быть дисциплина. Дисциплина — это процесс обучения. Учение значит порядок. Порядок требует определенной последовательности, нужного ритма. Если я буду потакать в классе слабостям каждого, из этого ничего не получится. Тот, кто ведет, должен быть строгим. Тот, кто ведет, — это «кнут».

Как вы познакомились с Шандором Ремете?

Просто нашел рекламку: приезжает какой-то учитель йоги. Пошел на курс. Это был 1999 год, конец ноября. И с тех пор я стал обучаться у Шандора.

Его подход очень приемлемый, естественный, фундаментальный, основан на традиционных вещах. В нем мне было все понятно: есть подготовительная работа, она начинается с ног, ноги помогают нам дышать и так далее. Я пробовал и другие подходы. Но до сих пор, йога теней это, пожалуй, самый приемлемый для меня подход — хотя не хочу умалять достоинства других подходов.

Что касается асан, то они везде одинаковые. А подготовка в большинстве современных стилей, не то что отсутствует, просто человек не понимает, зачем он это делает.

Перед тем как сесть, допустим, в падмасану, человек должен себя подготовить. И даже после того, как он сел, скрестив ноги, он должен понять, что это такое. «Поза лотоса» — почему именно так называется? Мы живем в мире имен и форм, и за каждой формой стоит какой-то смысл. И пока человек не понимает смысла, он не понимает форму. Не абстрактно не понимает, а конкретно.

Древние тексты говорят, что падмасана излечивает болезни, устраняет все будущие недуги. Как? Ну, скрестил ноги, что дальше? Чтобы понять падмасану, нужно быть к ней готовым. Когда человек изучает предварительную работу, он учится этому пониманию, учится чувствовать связь, существующую между стопами, коленями, тазом, грудной клеткой, позвоночником, плечевыми, лучезапястными суставами, черепом, в конце концов.

Главное — внутри. Жизнь находится внутри. Снаружи находится жизненная ситуация. Но вы никогда не выходите за пределы своей кожи. Жизнь происходит там, а наружу проявляется и позволяет вам взглянуть на себя. Пока человек этого не поймет, он не поймет асаны. Все что вы делаете, «делается» внутри.

Расскажите о йоге теней. Что стоит за этим названием? Что отличает этот стиль?

Пересказывать главу из книжки Шандора будет лишним. Кратко: тень это то, что не пропускает свет. Тело свет не пропускает. Мы видим предметы благодаря тому, что они не пропускают свет. И это выступает, как препятствие к восприятию света внутри. Свет всегда ассоциируется со знанием. Со временем, практикуя йогу теней, вы меняетесь. Конечно, не становитесь «летающим монахом», но возможности сознания обостряются.

Мы можем обуздать свой ум. Не задушить, не накинуть «ярмо», а именно обуздать. Научиться управлять умом так же, как можно научиться управлять лошадью. Чтобы обуздать лошадь, нужно с ней подружиться, насильно вы ее не обуздаете. Так же и ум, и весь организм, весь человек. Чтобы обуздать свой ум, нужно подружиться с ним, узнать его как следует, понять, как все работает. Это можно ощутить. Но объяснить, выразить словами это невозможно. Потому что это постижение находится «до слов», за пределами ума.

У вас есть духовный учитель?

В каждом из нас есть духовный учитель. Духовный учитель — кто это? Тот, кто учит вас дышать? Вам не нужно учиться дышать. Дух, дыхание – очень связанные вещи.

Был один известный учитель, Рамана Махарши. Ему приписывают высказывание «Ум и дыхание возникают в одном и том же месте». То место, где возникает позыв ко вдоху, это то же место, где берет начало и ум. На этом можно сосредоточиться, понаблюдать за этим.

Это очень интересная связь — ум (внимание) и дыхание. Их качество — непрерывное движение. Если вы понимаете фундаментальные основы, то вы можете совершать определенные действия, получать определенный опыт и этот опыт и будет тем самым «духовным опытом».

13898413_1155786101146125_389650967_o

Как вы относитесь к нравственным предписаниям йоги?

Йога как любая наука абсолютно безнравственна. Как только вы начинаете делить все на «хорошо» и «плохо», вы начинаете разделять. А йога означает «единение».

Возьмем питание. В хатха-йоге есть два правила — ахимса, что означает «не причинять вред», и второе правило митахара, правило умеренности, грубо говоря, «не жрать». Если вы понимаете первое, то понимаете и второе. Организм ест всем: глазами, ушами, кожей, носом, ртом. Ртом вы просто пережевываете грубую пищу, которая строит грубое тело. Вы видите образы — это пища, слушаете звуки — это пища, вдыхаете ароматы — это пища. Если вы эту пищу переварить не можете — это не ваша пища. Всё. Вся мораль и нравственность здесь заканчивается. Если вам нужна какая-то пища, примите ее. Если она вам не нужна — не принимайте.

Отследите это. В одном из трудов Кришнамачарьи черным по белому написано: «Нужно подобрать для себя набор продуктов и следовать ему». Что будет в этом наборе, решать вам, ведь этот набор подходит только вам. Здесь нет морали и нравственности. Грубая пища строит тело и все.

В разных широтах это разная пища. В Южной Индии это одни злаки, в наших широтах — другие злаки. Пища не должна создавать избыток слизи, избыток кислотности, избыток газов, запоры, поносы. Подберите себе свою диету. Ваша пища будет строить ваше тело. Только ваше, не мое и не тех, кто вам дает какие-то советы, устанавливает какие-то запреты.

Если вам хочется чего-то — ешьте это. Никакой нравственности здесь нет. Это просто ваша диета. Постарайтесь не причинять вреда и не жрать слишком много. Если этого не соблюдать, будут возникать страх и жадность.

Если у вас постоянный йога-центр, где вы преподаете?

Я не преподаю в центрах и не буду. Я считаю, что это не хорошо для практики йоги. Человеку, которому это интересно, нужно просто получить какой-то объем информации и работать с ней — полгода, год. Потом еще получить какой-то объем информации. Если он переварил.

Это опять же про еду. Если он не переварил, пусть переваривает. Поэтому курс раз в год или раз в полгода — так я преподаю. А постоянно в каком-то центре — нет. Я не вижу в этом смысла. Клубное общение, по-моему, не подходит для изучения йоги. Практика может быть только самостоятельной. Другой практики не бывает. Занимаясь в группе, вы не практикуете, вы не упражняетесь, вы просто получаете информацию.

Чем увлекаетесь помимо йоги?

Мне интересно все, что связано с деятельностью человеческого организма, человек вообще. По большому счету у нас не много видов деятельности. В древние времена ребенка обучали пяти вещам: танец, пение (музыка), воинское искусство, созерцание (йога) и язык. Вот эти пять направлений проявления человека мне очень интересны.

Мы обещаем публиковать больше интервью с мастерам. Подписывайтесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить ни одно из них: